Александр Щеголев

Главная »  Политзаключенные »  Александр Щеголев

Щеголев Александр Юриевич

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР СБУ (Указом Президента Украины от 03.04.2013 № 194 назначен на должность начальника Главного управления Службы безопасности Украины (далее – СБУ) в г. Киеве и Киевской области. Указом Президента Украины от 24.08.2013 № 454/2013 Щеголеву А.Ю. присвоено ВОИНСКОЕ звание – генерал-майор)

События, послужившие основанием для начала привлечения А.Ю. Щеголева к уголовной ответственности, произошли в «Революции Достоинства», которая имела место в ноябре 2013 – феврале 2014 на территории Украины. Ему инкриминируется, что в феврале 2014 он совершил действия, направленные на разгон митингующих с Майдана Независимости в г. Киеве и освобождение зданий, в которых они разместились. В отношении него сознательно сформирован образ «убийцы Майдана».

Содержится в СИЗО ГУ «Киевский следственный изолятор». Все заседания проводятся в режиме видео-конференции (в целях обеспечения безопасности обвиняемого).

10.03.1963

Официальное обвинение: Задержан СБУ 21 февраля 2015 года по ст. 340 ч.3, ст. 365 ч.2, ст. 121 ч.2, ст. 115 УК Украины: незаконное препятствование проведению собраний, митингов и демонстраций; превышение власти и служебных полномочий, сопровождавшееся насилием; организация причинения умышленных тяжких телесных повреждений, в составе организованной группы, в том числе повлекшие смерть потерпевших; организация совершения умышленных убийств двух и более лиц способом, опасным для жизни многих лиц, в составе организованной группы лиц. Кроме митингующих, вменяются также смерть и увечья сотрудников правоохранительных органов.

Награды  / Звания / ученые степени:

  • Орден Данила Галицького, дата указа 24.08.12 №501/201
  • Медаль СБУ «За мужність і відвагу», 30.09.11 №1021-ос
  • Відзнака СБУ- нагрудний знак «Хрест доблесті» ІІ ступеня, 28.07.11, № 687-ос
  • Нагрудний знак «Хрест Пошани», 20.07.10,№967-ос
  • Медаль СБУ «За відзнаку в службі» І ступеня, 25.02.11, №159-ос
  • Медаль СБУ «За відзнаку в службі» ІІ ступеня, 11.02.06, №181-ос
  • Медаль СБУ «За відзнаку в службі» ІІІ ступеня, 14.03.03, №424-ос
  • Ювілейна медаль СБУ «10 років СБУ», 28.02.02, № 322-ос
  • Ювілейна медаль СБУ «15 років СБУ», 09.02.07, № 207-ос
  • Нагрудний знак «Почесна відзнака Департаменту оперативного документування СБУ», 24.12.10,№221-ос
  • Пам’ятна  медаль «20 років урядовому зв’язку України»
  • Нагрудний знак «20 років Департаменту оперативного документування СБУ», 21.12.11,№195-ос
  • Ювілейна медаль СБУ «20 років СБУ», 25.03.12, № 7

ЗАДЕРЖАНИЕ И РАЗВИТИЕ ДЕЛА

В течении 6 месяцев, с 03 .03.2015 до 21.08.2015 года – нахоился под домашним арестом (круглосуточный, а после 2-х месяцев – частичный). В связи с окончанием граничного срока действия меры пресечения (домашний арест), ГПУ было принято решение о «расширении» подозрения, включения в него «особо тяжких» статей УК Украины.

21.08.2015 решением следственного судьи избрана мера пресечения – содержание под стражей. С этого времени Щеголев А.Ю. содержится под стражей.

Генералу Щеголеву А.Ю. вменяются в вину действия по реализации 18.02.2014г. оперативного мероприятия, направленного на недопущение перемещения на баррикады в руки «мирных протестующих» взрывоопасных и легковоспламеняющихся веществ (преславутые «коктейли Молотова») и самодельных взрывающихся устройств, которые в избытке производились некими «химиками» на пятом этаже киевского Дома профсоюзов, что в свою очередь, воспринимается прокуратурой не иначе, как штурм СБУшниками Дома профсоюзов, да еще и в условиях спецоперации «Бумеранг».

Привлекает внимание на тот факт, что орган досудебного расследования может как угодно излагать действия подозреваемого или обвиняемого в официальных документах, подкрепляя их фактическими обстоятельствами, однако, категорически запрещено в таких документах указывать несуществующую норму Закона в качестве правовой квалификации.

И вот здесь кроется вся суть сфабрикованного в отношении генерала Щеголева А.Ю.дела.

А суть заключается в том, что и в подозрении от 03.03.2015 года и в дальнейших официальных документах, вплоть до последней редакции обвинительного акта от 07.07.2016г. следователем и прокурором указывалась сознательно искаженная, сфальсифицированная правовая квалификация.

Выглядит это так.

В уведомлениях о подозении генерала Щеголева А.Ю. от 03.03.2015г., 20.08.2015г., 25.09.2015г., а также в обвинительном акте от 07.07.2016г. В качестве правовой квалификации деяний, инкриминируемых генералу, следствие указывает, что  такие деяния квалифицируются по ч. 3 ст. 365 УК Украины в редакции от 07.04.2011г., а по тексту таких документов, мы имеем ужас наблюдать изложение абсолютно неизвестной правовой науке и Уголовному кодексу диспозиции статьи, в текст которой, подлым образом внесены правки и изменения. И эти изменения внесены совсем не случайно, а сделано это для того, чтобы попытаться скрыть факт невозможности привлечь генерала к ответственности, ибо генерал-майор Щеголев А.Ю.:

  • военнослужащий и не может быть привлечен к ответственности по «общей» статье 365 Уголовного кодекса Украины, а является «специальным субьектом», указанным в ст. 18 УК Украины;
  • даже если следствие считает, что генерал Щеголев действительно превысил свои полномочия, то попытка привлечь его к ответственности абсолютна бесперспективна, поскольку  21.02.2014 года, спеша поскорее выпустить из застенков Харьковской ж/д больницы одиозную Юлию Владимировну, сама же новая власть, приняла изменения в Уголовный кодекс Украины, которыми исключила из последнего ст. 424 «превышение военным должностным лицом власти или служебных полномочий».

Для усиления в обществе ощущения удовлетворения от «посадки» очередного назначенного «ката майдану» в отношении  Щеголева А.Ю. посредством подконтрольных власти СМИ,  последовательно формируется образ «врага народа».          Наиболее мягкое определение происходящего – «недружественная кампания в прессе».

Политические коннотации:

Нежелание судей рассматривать данное дело:

Уголовное производство по обвинению А.Ю. Щеголева поступило в суд впервые в феврале 2016 года. Шевченковский районный суд г. Киева направил дело в суд апелляционной инстанции, с представлением об определении территориальнойподсудности дела.

Апелляционный суд г. Киева, отказал в удовлетворении представления и  вернул дело для рассмотрения в новом составе суда по ходатайству стороны защиты, Шевченковский районный суд г. Киева вернул обвинительный акт прокурору из-за отсутствия в нем сформулированного обвинения, прокуратура обжаловала данный вывод суда но Апелляционный суд г. Киева поддержал позицию защиты.

Вместо формулировки четкого, понятного обвинения, прокуратура просто скопировала раздел обвинительного акта «Фактические обстоятельства» в раздел «Формулировка обвинения» и снова направила материалы дела в суд.

Суд первой инстанции, в ином составе судей, повторно вернул обвинительный акт прокурору, мотивируя это тем, что в обвинительном акте отсутствует формулировка обвинения. Прокуратура обжаловала данное заключение в суд апелляционной инстанции, который вопреки собственной практике, жалобу удовлетворил и направил дело (в третий раз) для рассмотрения в тот же районный суд. Решение апелляционного суда, вопреки собственной судебной практике, мотивированы не процессуальными нормами, а тем, что у генерала Щеголева А.Ю. заканчивался предельный срок содержания под стражей.       

Шевченковский районный суд г. Киева 16.11.2016г. в третий раз начал слушания, определил, что «неоспоримых» оснований для возвращения обвинительного акта прокурору нет. Однако, в следующем судебном заседании 28.11.2016г. один из судей — Циктич В.М., сообщил, что его близкий родственник был прокурором в данном производстве. И хотя судья сообщил о том, что он является беспристрастным, защита заявила отвод данному судьи, было судом удовлетворено. При удовлетворении такого отвода, в суде были исчерпаны возможности сформировать коллегию для рассмотрения данного дела (исчерпан перечень судей, которые имеют допуск к государственной тайне).

Дело опять было направлено в апелляционную инстанцию для решения вопроса об изменении подсудности. Апелляционный суд г. Киева вновь направил дело в тот же местный суд, сообщив, что в состав коллегии можно привлечь любого из судей, оформив ему соответствующий допуск к государственной тайне “по ходу дела”.

По логике, при определении нового состава суда, судьи должны были бы начать с самого начала – определить новым составом, соответствует обвинительный акт требованиям законодательства или нет, однако, суд к данной стадии не вернулся и продолжил слушания в «новом» составе, сообщив изумленным защитникам, что произошла всего лишь “замена судьи”. Таким образом, слушание проводится в составе трех судей, один из которых решение о корректности обвинительного акта не принимал, более того, не имеет такой судья — Трубников А.В. и соответствующего допуска к ведомостям с грифом “секретно”.

Отсутствие судебной перспективы и представительность:

Обвинительный акт не только не содержит обвинения. В данном документе, наряду с генералом Щеголевым А.Ю. следует перечень из фамилий одиннадцати человек (Президента Украины, председателя СБУ, главы МВД и т.д.). которые также обозначены как участники преступлений, инкриминируемых Щеголеву А.Ю.

С процессуальной точки зрения, такой перечень может быть в обвинительном акте в одном случае: если одно лицо привлечено к ответственности очно, другие – заочно (предоставив им право воспользоваться правовой помощью, привлекая адвокатов, выполнив ряд других процессуальных действий).

Верховный Суд Украины, отменяя по другому делу приговор и постановления вышестоящих судов отметил, что суд не вправе устанавливать в приговоре виновности других лиц, которым обвинение не предъявлялось. Учитывая то, что в обвинении фигурируют еще одиннадцать человек, кроме А.Ю. Щеголева, любой приговор по данному делу должен быть и будет отменен.

Сторона обвинения была уведомлена (в том числе и судом) о таких недостатках обвинительного акта. Однако, выводов сделано не было.         Зачитывание представителями Генеральной прокуратуры Украины обвинительного акта с указанными изьянами, хотя и удовлетворяет «высокий запрос на справедливость» части общества но никак не является основанием говорить или даже предполагать о высокой эффективности Департамента специальных расследований ГПУ.

Прекрасно понимая, что генерал- майор Щеголев А.Ю. невиновен и то, что его никак не удасться привлечь к ответственности, власть все же, решилась идти ва-банк и не придумала ничего лучшего, кроме как банально подделать обвинение в отношение генерала, заложив в обвинительный акт бомбу замедленного действия, надеясь, что данный факт не будет обнаружен.

Содержание под стражей:

Начиная с 20 августа 2015 года, когда была изменена мера пресечения с домашнего ареста на содержание под стражей, А.Ю. Щеголеву продлевается срок действия меры пресечения – содержание под стражей. С момента передачи обвинительного акта в отношении в суд в феврале 2016 г. из-за процессуальных особенностей, за это время ни один из судов (местный и апелляционный) не мог исследовать доказательства, подтверждающие наличие рисков и оснований для содержания А.Ю. Щеголева под стражей.

Итак, с процессуальной точки зрения, срок действия меры пресечения не мог быть продлен. Суды продолжали меру пресечения, ссылаясь на необходимость «защиты интересов общества».

Суды, копируя данный тезис из решения в решение, ссылались на то, что так говорит практика Европейского суда по правам человека. Защита сообщала суду, что в любом решении ЕСПЧ такого заключения нет.

Суд начал ссылаться на два решения ЕСПЧ, в которых такой вывод отсутствует. Иными словами, А.Ю. Щеголев содержится под стражей из-за опасений суда, освобождение последнего может привести к возмущению общества. Хотя процессуальный закон такого основания для содержания под стражей не содержит.

«Многовекторность» обвинения:

О.Ю. Щеголев «обвиняется» одновременно в том, что он руководил штабом АТО, остановил работу Киевского метрополитена, из-за действий подчиненных ему сотрудников ЦСО «А» СБУ в Доме профсоюзов возник пожар, что привело к жертвам (при этом в обвинительном акте указано, что коктейли Молотова использовали лица, оборонявших Дом профсоюзов); его действия (непонятно каким образом) привели к гибели людей на улицах возле Дома профсоюзов, однако при этом не указано, каким образом он подчинил себе подразделения милиции, ВВ МВД, ДСНС и каким образом отдавал им приказы. Ставят в вину А.Ю. Щеголев и гибель и травмирование сотрудников милиции и ВВ МВД. При этом в обвинительном акте единственным подразделением, которому он якобы отдал приказ, определены ЦСО А СБУ, из оружия которого не было совершено ни одного выстрела.


МОПЧ (Международное общество прав человека) проводит мониторинг дела Щеголева и предоставило следующую информацию: 

10 октября 2017 года состоялось очередное судебное заседание по делу экс начальника Главного управления СБУ в г. Киеве и Киевской области Александра Щеголева, который  обвиняется в том, что он руководил штабом антитеррористической операции проводимой против сторонников «Майдана» (зима 2013-2014). Эксперты Международного общества прав человека начали мониторинг данного судебного процесса.

Обвинение. Генерала Щеголева обвиняют в организации штурмов контролируемых активистами Майдана зданий и площадей в центре Киева, приведших к многочисленным жертвам среди протестующих и силовиков. По мнению обвинения А. Щеголев руководил действиями спецподразделений СБУ, сотрудников милиции и внутренних войск МВД, превысил свои служебные полномочия с целью незаконного препятствия проведению митингов и совершения умышленных убийств.

Обвиняемый свою вину не признаёт, по мнению генерала Щеголева он не имел возможности  руководить сотрудниками МВД и военнослужащими внутренних войск, так как  эти структуры не входят в ведомство СБУ. Кроме того, он как военный, не может быть привлечен к уголовной ответственности по статьям предусматривающим ответственность для гражданских лиц.

Сроки судебного процесса. А. Щеголев находится в СИЗО более двух лет (с августа 2015), из этого срока на рассмотрение дела по сути приходится менее года. После ареста, обвиняемый сначала ожидал передачи дела в суд (до февраля 2016), а потом доработки обвинительного акта  (суд неоднократно возвращал обвинительный акт прокурору) занявшей практически весь 2016 год (до декабря 2016). В результате, большую часть времени проведённого под стражей, генерал Щеголев ждал начала судебного процесса. Данная ситуация не соответствует принципу проведения судебного процесса в разумные сроки. В случае А. Щеголева «судебный процесс», в интересующем нас контексте, следует трактовать как весь спектр действий направленных на вынесение оправдательного или обвинительного приговора, от задержания подозреваемого до вынесения окончательного судебного решения.

Ход судебного заседания. На заседании 10.10.2017 (как и на большинстве предыдущих заседаний) А. Щеголев в зале суда лично не присутствовал, т.к. еще в феврале 2016 в зале суда на него и его адвоката было совершено нападение (облили зелёнкой). Для защиты обвиняемого суд принял решение о его дальнейшем участии в процессе в режиме видеоконференции (из СИЗО). Таким образом, обеспечение защиты обвиняемого происходит за счёт урезания его процессуальных прав (генерал Щеголев не может общаться со своими защитниками во время заседания и, фактически, не является полноценным участником процесса). Стоит отметить, что в другом деле, над генералом СБУ В. Биком (мониторингом которого также занимаются эксперты МОПЧ), уже есть решение суда разрешить обвиняемому находиться рядом с адвокатами во время судебного заседания, т.е. в отличии от своего коллеги, А. Щеголев не только не получил возможность находится во время суда рядом со своими защитниками, но и лишён возможности физически присутствовать на заседании. Остаётся не ясным, почему суд не может обеспечить безопасность обвиняемого без ограничения его процессуальных прав?

Во время заседания, представители общественности, присутствующие в зале суда, неоднократно выкрикивали оскорбления в адрес адвокатов А. Щеголева, называя их «сепаратистами», «агентами Путина» и т.д. при этом суд не реагировал на такие действия присутствующих до тех пор, пока защитники не обратились к суду с просьбой повлиять на активистов. Такое поведение является давлением на защиту, адвокаты выполняют свои законные полномочия по представлению интересов обвиняемого в судебном процессе. Они не являются его «пособниками», «соучастниками» и т.д., и не должны отождествляться со своим клиентом (ст. 23 ЗУ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»).


13.11.2017 года. Содержание под стражей продлено еще на 60 дней для генерала-майора СБУ, Александра Щеголева, который обвиняется в том, что препятствовал незаконным вооруженным собраниям на Майдане.

Щеголев уже почти три года является обвиняемым по этому делу, более двух лет – заключен в СИЗО.

Главные фабулы обвинения – 1. отдавал приказ на АТО на Майдане и 2. причастен к пожару в доме профсоюзов, где погибли люди.

Адвокаты утверждают, что приказа проведения АТО Щеголев не подписывал и в деле оно не фигурирует и касательно пожара, сами митингующие, согласно документов дела жгли костры в доме Профсоюзов, на лестничных площадках и в холлах, чтобы не допустить милицию внутрь.

По делу проходит 136 свидетелей-потерпевших!!! За почти три года, было выслушано в суде только 8 человек. Еще осталось 128 свидетелей и письменные материалы дела. Сколько лет будет все это рассматриваться никто не знает, но прокуратура уверена в необходимости держать генерал-майора в СИЗО, так как он слишком много знает и эти знания могут навредить делу…

А по мнению свидетелей, Майдан до сих пор руководит политической жизнью страны, а протесты были исключительно мирными, митингующие защищали исключительно свое конституционное право на несогласие с действиями власти.  Вот так.


Следующее судебное заседание назначено на ___.___.2017 года 
Время: начало в ______
Шевченковский суд г.Киева, ул. Дехтяревская 31-А

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО АЛЕКСАНДРУ ЩЕГОЛЕВУ ИЛИ ДОПОЛНИТЬ ИНФОРМАЦИЮ:

Ваше имя

Ваш e-mail

Тема

Сообщение