Открытое письмо Владимира Бика

Главная »  БЛОГ »  Открытое письмо Владимира Бика

OPEN LETTER OF POLITICAL PRISONER and FROMER SBU MAJOR-GENERAL VLADIMIR BIK (in english)

«Я, генерал-майор Службы безопасности Украины Бик Владимир Валентинович, более двух лет находящийся под стражей по обвинению в государственной измене по части 1 статьи 111 Уголовного кодекса Украины, хочу официально заявить, что не признавал и никогда не признаю вину и буду до последнего отстаивать свою невиновность.

05 февраля 2014 года, имея за плечами 34 года безупречной службы, я был назначен начальником Департамента контрразведки СБУ, а в ноябре того же года на основании клеветнического доноса мне были предъявлены бездоказательные обвинения, которые за весь период следствия так и не нашли своего подтверждения.Несмотря на отсутствие доказательной базы в уголовном производстве, следствие передало дело в суд.

Сторона обвинения, понимая безнадежность своего положения и отсутствие объективных данных, которые можно взять в расчет, избрала тактику затягивания процесса, препятствуя судьям в вынесении объективного решения и нарушая конституционные нормы и закон «О прокуратуре», вменяющие в обязанности прокурора не только доказывать виновность подсудимого, но и предупреждать необоснованное и несправедливое его осуждение. Навязанный обвинением сценарий судебных заседаний сводится к многочасовому просмотру видеороликов, которые не содержат в себе государственной тайны, и до сих пор находятся в открытом интернет доступе. Данные видеоматериалы никаким образом не повлияли на имидж Украины, и не могли стать причиной аннексии Крыма или обострения ситуации на Донбассе, как это говорится в обвинительном заключении. В результате я и мои адвокаты оказались заложниками ситуации, в ходе которой исследуются ложные факты, доказательств моей причастности к которым нет и быть не может.

Вместе с тем я утверждаю, что не нарушал Присягу, данную народу Украины, всегда действовал в рамках своих полномочий, в соответствии с действующим законодательством, должностными инструкциями, приказами руководства Службы безопасности Украины и офицерской этикой, не имел цели дискредитировать Украину в глазах мирового сообщества или навредить ее суверенитету и территориальной целостности.

Со всей ответственностью могу заявить также, что данные обвинения имеют заказной характер. Сам факт того, что реальные организаторы трагических событий 2014 года до сих пор не установлены, свидетельствует, очевидно, о незаинтересованности власти в их выявлении, вероятно потому, что часть виновных в массовых расстрелах на Майдане на сегодняшний день продолжают оставаться ее представителями. Считаю, что власть намеревается их прикрыть данным уголовным делом, имитируя деятельность по выявлению организаторов и предъявляя обществу людей, к данным событиям непричастных. Тактика эффективна вдвойне, если учесть представившуюся возможность «свести личные счеты».

Деятельность СБУ всегда предполагала официальные связи и взаимодействия с представителями служб безопасности разных иностранных государств, но это утверждалось на государственном уровне и осуществлялось в рамках украинского законодательства в сфере интересов Украины. Все служебные мероприятия и контакты с представителями иностранных государств при моем участии также были четко регламентированы. Чего нельзя сказать о деятельности Валентина Наливайченко на посту председателя СБУ в период с 2006 по 2010 год, которая была направлена на поддержание широкой сети неофициальных контактов из числа представителей и кадровых сотрудников ЦРУ, в числе которых — Джефри Иган, Марк Бугей, Чак Левин, который имел свой собственный кабинет N 102 на первом этаже в здании Центрального аппарата на ул. Владимирской, 33, а также других кадровых сотрудников-агентуристов спецорганов США.

Неофициальные связи с американскими спецслужбами представляли угрозу интересам Украины, открывали доступ к информации, имевшей государственную важность и создавали благоприятные условия для шпионажа в ущерб нашей страны и исключительно в интересах США.

Информация, которой я располагал, как и наши личные идейные разногласия стали причиной того, что спустя 3 недели после своего возвращения на должность председателя СБУ Валентин Наливайченко посредством доносов своих подчиненных Вадима Кочетыгова и Михаила Сакалы в порядке личной мести реализовал план, имевший целью решить одновременно две задачи: «назначить» виновного и избавиться от личного противника.

Заказной характер обвинений подтверждает и публичное заявление Главного военного прокурора Украины господина Матиоса, который в интервью от 14 марта 2016 года, еще до завершения судебного расследования представил инкриминируемые мне действия как доказанные. Я расцениваю его заявление как очередную попытку давления на суд и влияния на общественное мнение с целью сформировать в общественном сознании образа преступника, заговорщика и «врага народа».

Подобные публичные высказывания опасны тем, что, не только уводят следствие от реальных организаторов февральских событий 2014 года, но и демонстрируют полное пренебрежение законом и принципами презумпции невиновности, и это происходит с молчаливого согласия нынешних представителей власти.

В этой связи позволю себе вспомнить нынешнего Генерального прокурора Украины господина Луценко, который, пострадав от несправедливого приговора, при назначении на должность обещал препятствовать беспределу и выполнению политических заказов, защищая закон.

За возможность жить по-новому обещал бороться и Президент Петр Порошенко. Но несмотря на обещания, это получается не у всех – ни в стране в целом, ни в рамках отдельно взятого уголовного производства. Но именно такое положение вещей дискредитирует Украину в глазах всего мира намного больше, чем те самые 257 видеороликов, размещенные на канале RePostвYoutube. И господину Президенту, как и остальным высокопоставленным лицам время над этим серьезно задуматься.

Честь имею!»